«Люди встречаются, люди влюбляются, женятся. Мне не везет в этом так, что просто беда…» Ці рядки з відомої пісні радянських часів якнайкраще передають стан наших героїв. Що робити, коли серце мовчить, почуття не відгукуються, на горизонті ніхто не з’являється, а час невблаганно біжить…

СТАС Шекарєв: Иногда реально тяжело было, думал: «Я уже готов сдаться – просто сейчас возьму и женюсь на ком-то!» Но к этому вопросу у меня всегда было какое-то такое отношение, что я не могу предать свою любовь. И есть где-то человек, который предназначен для меня, какая-то родная душа, с которой я буду понимать друг друга с полуслова, потому что мы будем думать на одной волне, говорить на одном языке, иметь одни ценности. Я понимал, что где-то есть кто-то, кто меня поймет. 

Стасе, ну от не зустрічається на твоєму шляху та дівчина, щодо якої ти абсолютно впевнений: «Це вона! »… А час біжить, як ти зазначив: 25, 30, 35… Хіба не виникали думки про те, що, можливо, на це питання слід поглянути якось по-іншому?

С.: Со временем я думал: «Может, любовь – это миф? Люди устраиваются и живут как-то, терпят друг друга, любят друг друга. Иногда им хорошо, иногда им сложно, они все это проходят, это и называется семья». С другой стороны, какой-то внутренний голос, какое-то внутреннее убеждение сдерживало меня: «Если ты поторопишься, однажды ты пожалеешь об этом». 

Помню, приехал я однажды к бабушке, ей 90 лет, она во мне души не чает, хочет увидеть мою жену и хочет еще моих детей увидеть. Она молится за меня каждый день. Я прихожу и говорю: «Бабушка, хочу посоветоваться с тобой. Может, мне просто нужно жениться, а любовь придёт? Кандидатуры есть, они всегда рядом… Или все-таки нужно ждать?» Бабушка мне конкретно отвечает: «Ты знаешь, Стас, я думаю, что тебе нужно ждать».

І кого ж Стас повинен був чекати так довго? Десь росла, дорослішала і ставила собі й Богу такі ж запитання красива, цікава, освічена дівчина Олеся. Чи передбачала вона такий розвиток подій у своєму житті? 

ОЛЕСЯ Шекарєва: Я почему-то всегда знала, что замуж выйду не как большинство, в 18-20 лет, а намного позже… Но никогда не думала, что в 35 буду одна. 

Якими були твої очікування, на що ти розраховувала?

О.: В разные периоды моей жизни я думала по-разному. Было время, когда было просто не до этого. Думала: «У меня еще много времени. Если нет сейчас большой любви – подожду». Когда меня спрашивали: «Чего же ты ждешь?» – яуверенноотвечала: «Все будет хорошо. Не знаю, когда, не знаю, как, но все будет хорошо». 

Проходило время, я снова задавала вопрос себе и Богу: «Чего я жду?» И была внутри меня уверенность, что все будет хорошо. 

Олеся рухається в обраному професійному напрямку – завершує навчання на  історичному факультеті Кам’янець-Подільського університету, захищає кандидатську дисертацію, займається викладацькою діяльністю.

Стас же, відчуваючи покликання від Бога, радикально змінює свою діяльність. Маючи реальні перспективи розвитку бізнесу в Дніпровському регіоні, залишає його і очолює Тернопільський місіонерський інститут.

У цей час вони обоє починають бачити реальну Божу руку, яка спрямовує їхні дороги, поєднуючи долі.

О.: В начале 2017 года у меня был с Богом особенный разговор. В этом же разговоре пришла четкая мысль – имя Стас… Я сразу сказала Богу: «Он же мне не нравится…» 

С.: Вдруг у меня проявилось огромное желание позвонить Алесе и поговорить с ней. Но это желание разбивалось о логические доводы: «О чем мне с ней говорить? Я же ее видел, она же меня не впечатлила».

Що повинно було статися, щоб однієї миті все так радикально змінилося, щоб ось так взяти, приїхати і на третій день знайомства зробити пропозицію дівчині, яку практично не знаєш? Тим паче, після тієї першої, як ми тепер розуміємо, доленосної зустрічі вони більше не бачилися і навіть не спілкувалися по face time))… Що це була за зустріч?

С.: Один знакомый говорит мне: «Есть одна хорошая девчонка. Давай я тебя с ней познакомлю». Я говорю: «А если она мне не понравиться, и она это почувствует – ей же вся эта история будет неприятной». 

Он предложил мне взять с собой несколько моих студентов – и она ни о чем не догадается. Я так и сделал. Взял с собой несколько ребят, мы хотели посмотреть город, а Алеся – историк, и она проведет нам экскурсию. Это был ноябрь месяц, было очень холодно, я был одет не по погоде, замерз. Алеся рассказывала нам, кто что построил, как турки завоевали крепость, а поляки потом ее отбили, а я стоял и думал: «Что я здесь делаю? Что мне вообще с этим историком делать? Мне так неинтересно». У меня не было никакого желания продолжать эту экскурсию, я даже не стал утруждать себя тем, как выйти из этой ситуации красиво. Я просто пошел, сел в машину и ждал ребят. 

Так закончилась моя первая встреча с Алесей. И я потом о ней даже не вспоминал. До тех пор, пока не пришло сообщение. 

Що це було за повідомлення? Чому ініціатором відносин виступила саме вона? Що спонукало її зробити цей крок?

О.: В начале 2017 года у меня с Богом был особенный разговор. В этом разговоре пришла четкая мысль – имя Стас. Я сразу сказала Богу: «Он же мне не нравится». Я не знаю, как эту мысль озвучить словами, но я почувствовала: то, чего жду, то, чего я ожидаю от отношений, будет именно с этим человеком.

Я поняла, что мне нужно начать общаться. Так как мы практически не были знакомы, я нашла наиболее легкий способ – написать ему сообщение. Я думала, почему я должна писать, раньше я такого никогда не делала, но мысль была настолько сильной, что взяла верх. Я написала сообщение. Я знала, что Стас мне ответит, но продолжать общение не будет. Я знала, что мне снова нужно будет сделать какой-то шаг.

С.: Я в это время находился в миссионерской поездке в Африке. И тут приходит сообщение. Я посмотрел и сразу понял, кто это. Я понимал, что у нее есть какие-то ожидания от меня, но я не хотел морочить ей голову и очень так деликатно ответил, чтобы продолжения этой истории не было. Через время она написала второе сообщение. И опять я культурно ответил, что не любитель много писать… А затем спустя месяц вдруг мне мысли начали приходить об Алесе, и у меня появилось огромное желание позвонить и поговорить с ней. Но желание это разбивалось о какие-то логические доводы: «О чем мне с ней говорить? Я же ее видел, она же меня вообще не впечатлила». 

Но в моем сердце зарождалось какое-то невероятно теплое чувство по отношению к ней. И до того мне хочется с ней пообщаться! Я кручу этот телефон в руках, перечитываю эту скудную переписку, пытаясь что-то из нее понять. 

О.: У меня было такое чувство, что если я сейчас не напишу, то пройдет какое-то время и все равно наши пути пересекутся. Но я подумала: «Есть ли у меня еще время?» И поняла, что времени то у меня в запасе не так и много, и тогда я решила – нужно писать.

С.: Вдруг мне приходит третье сообщение, где Алеся пишет: «Можно, я тебя прямо спрошу: ты собираешься приехать в Каменец и поговорить, или ты из вежливости намекнул на возможную встречу?» Я буквально через несколько минут начал писать ей: «Да, конечно, через неделю я буду у тебя»…

… 

С.: Когда мы с Алесей покупали свадебный наряд, мы пришли в один супермаркет, и продавец, наблюдая за нами, за нашими отношениями, вдруг начала плакать. Мы спрашиваем: «Почему вы плачете?» Она отвечает: «Я наблюдаю за вами и понимаю, что любовь существует».

Історію їхнього кохання Стас пов’язує з певними рішеннями у своєму житті.

С.: Я был предпринимателем и работал сам на себя. Были периоды, когда зарабатывал очень много. Но глубоко внутри я понимал, что Бог ожидает от меня большего посвящения. Сейчас я служу в миссионерском институте, и мы трудимся в разных странах мира. И я считаю, что история нашей любви неразрывно связана с моим решением последовать своему призванию. Спустя годы я понимаю, что Бог сохранил меня для Алеси и Алесю для меня.