«Бути чи не бути?» Запитання, що так гостро пролунало 4 століття тому в знаменитому монолозі Гамлета, невпинно непокоїть наші думки й сьогодні, хоча в дещо іншій інтерпретації, зміщуючи акценти з глобальних питань «життя і смерті» до більш локальних: «патріотизму і прагматизму», «віри і розчарування», «відповідальності за сьогодення чи майбутнє наступних поколінь»…

Як би там не було, але вже 5 мільйонів українців за останні 2 з половиною роки зробили свій вибір і виїхали за межі України: хто на тимчасове, а хто і на постійне проживання. Безглуздо шукати причини – вони лежать, як то кажуть, на поверхні, у нашому повсякденні. Іншими словами, людям властиво прагнути кращого життя.

На цьому тлі історія Кріса і Лізи Буер виглядає досить незвичною. Ця американська подружня пара 8 років тому робить нестандартний сміливий вчинок: маючи шістьох, народжених у сім’ї, дітей, усиновляє ще трьох з України.

Ліза: Люди говорили, что мы сошли с ума.

Два роки тому вони роблять наступний, не менш дивовижний, крок: залишають таку бажану для багатьох наших співвітчизників «американську мрію» та переїздять жити до України.

Кріс: Если бы 4-5 лет назад нам кто-то сказал бы, что мы переедем жить в Украину, мы бы рассмеялись и сказали, что это безумие. 

Чим керується ця унікальна пара в своїх діях, які якось не вписуються в стандартний прагматичний спосіб мислення?

Л.: Мы усыновили 3х детей из Украины. Но это не всегда было нашим общим решением. 

Один з десяти вихованців українських інтернатів дещо адаптується в соціумі: він отримає спеціальність, знайде роботу, створить сім’ю. Кожен сотий здобуде вищу освіту. Але реальністю більшості стає безробіття, алкоголь, наркотики, в’язниці, проституція. «Навіть у найкращих притулках діти втрачають почуття родини. Кожен місяць перебування дитини в такому закладі приносить неминучу шкоду її психіці», – переконаний Чак Джонсон, президент американської національної ради усиновлення Washington DC. З роками ми теж приходимо до усвідомлення цієї дійсності, і сьогодні ментальний вектор українців плавно зміщується від егоїстичного: «Мені потрібна дитина», – до альтруїстичного: «Дитині потрібна родина». Але ще 10 років тому реальність була інакшою. І рятували від такої перспективи дітей-сиріт ті, хто були більш свідомими та більш зрілими.

Чому саме вони, американська пара, батьки шести власних дітей, відправляються до країни, про існування якої не мали ні найменшої гадки, щоб подбати про трьох наших, українських, дітей? Кріс і Ліза Буєри розповідають нам свою сповнену пригод життєву історію.

Л.:  По поводу детей Бог сначала проговорил к моему сердцу. Я точно почувствовала, что это Бог говорит со мной. Но мой муж абсолютно не поддерживал эту идею. Поэтому я молилась, чтобы Бог или избавил меня от этого сильного желания, которое просто не покидало меня, или изменил сердце моего мужа… Как-то мы прочитали одно место из Библии, которое очень сильно коснулась нас обоих. Это были слова из книги пророка Исаии: «Распространи место шатра твоего, расширь покровы жилищ твоих; не стесняйся, пусти длиннее верви твои и утверди колья твои; ибо ты распространишься направо и налево…». Мы просто буквально восприняли это слово для себя как руководство, и начали перестраивать наш дом, расширять его, чтобы принять детей, которых Господь нам пошлет. В скором времени наши друзья передали нам фотографию троих детей из Украины. Когда мы увидели этих детей, мы сразу полюбили их, и мы сразу поняли, что эти дети будут нашими. 

К.: Мы собрали всех своих детей, собрали чемоданы и отправились в Украину. Это было наше первое путешествие в эту страну. Там мы провели 2 чудесных месяца. Это был город Желтые Воды, красивый маленький городок с уймой замечательных людей.

Л.: Люди говорили, что мы сошли с ума. У нас уже было 6-ро своих детей, и мы хотели усыновить еще. Кто-то говорил нам: «Зачем это вам? Вы вообще понимаете, во что ввязываетесь?» На самом деле мы не знали этого, но все знал Бог. 

Керуючись обмеженою людською логікою, в яку не вписуються речі вищого  ґатунку, ми часто опиняємося нездатними до сприйняття того, що надсилається нам згори, Богом. І виглядає це в наших очах чимось легковажним, нерозумним. Однак вирватися з цього приземленого стану означає отримати перспективу зростання.

Крісе, як ви навчилися жити в такій абсолютній довірі Богові, чути Його голос і так просто підкорятися Йому?

К.: Я вырос в христианской семье, однако будучи старшим ребенком, я все же немного был бунтарем. Вся наша семья была музыкальной. Мы все были на домашнем обучении и у нас было достаточно времени, чтобы научиться играть на разных инструментах: скрипке, пианино, гитаре. Но в отношении веры, я пошел своим путем. У меня никогда не было близких отношений с Богом. 

С Лизой я встретился, когда мне было 28. В 29 мы поженились. И после четырех-пяти лет брака, – пятеро детей, бизнес, множество разных проблем, мы пришли к глубокому кризису в наших отношениях. Однажды утром я ехал за рулем машины и услышал программу доктора Джеймса Добсона «В фокусе семье». В это время одна женщина рассказывала свое свидетельство и процитировала буквально несколько слов из книги Псалмов: «Доверь свой путь Господу». Я был так глубоко тронут этой просто Библейской истиной, Господь прямо проговорил в мое сердце. Я позвонил Лизе, попросил ее взять Библию и прочитать этот Псалом пока я ехал. Это было невероятно. В тот момент мы оба почувствовали, как Бог проговорил именно к нам через эти слова. Когда я вернулся из поездки, и Лиза, и я понимали, что нам нужно покаяться, нам нужно измениться. Мы впервые за всю нашу семейную жизнь стали на колени, и взявшись за руки, отдали наши жизни Иисусу Христу. 

Л.: Мы отдали Ему все, каждый аспект нашей жизни: финансы, детей, наши отношения. Все. 

Як складалися ваші стосунки в сім’ї після прийняття українських дітей? Очевидно, це був ризикований крок: різниця в культурі, незнання мови, підлітковий вік дітей, вихованих в інтернатній системі…

К.: Это выглядело так, будто ты разрезал торт и попытался наполнить его новой начинкой – очень вкусной, но с абсолютно другим вкусом…Наша семья, наши дети были очень спокойными, у нас был свой размеренный образ жизни. Новые дети пришли со своим порядком. Они полностью перевернули нашу рутину. Они создали новую жизнь для всех нас. 

В момент усыновления Кетрин было 14, Клейтону 10, Кевину 8. Они провели в детском доме много лет, их личности были сформированы, и они становились теми, кем были. 

Клейтоне (це його нове ім’я), що ти відчував, коли дізнався про ваше всиновлення?

Клейтон: Я подумал, это то, чего я так давно ждал. Поехать в Америку было моей мечтой. Я не думал о том, что будут какие-то трудности, я просто думал, что жить в Америке круто. 

Кеннете, у тебе було 5 сестер. І тут одразу з’являється 2 нових брати. Як складалися ваші стосунки?

Кеннет: Вначале было непросто. Они держались вместе, их двое, а я один. Я чувствовал себя отдельно. Но через некоторое время мы нашли общий язык. 

Але Крісу й Лізі, щоб знаходити спільну мову з усіма ними, спочатку необхідно було навчитися знаходити спільну мову одне з одним. Як їм це вдалося?

Л.: Когда мы с Крисом поженились, нам было по 28, мы оба были независимыми, и конечно, у него были свои идеи, у меня свои. В семье его родителей множество вещей делалось по-другому. Их дети были на домашнем обучении, они рождались дома… Я никогда о таком не слышала, все эти идеи были мне чужды, я считала все это странным, и не рассматривала как норму для нашей жизни. Но однажды я просто почувствовала, что Бог сказал мне кое-что сделать – я должна по-настоящему посвятить себя детям. Я не сказала бы, что домашнее обучение, это для всех. Временами это действительно большое испытание, но я думаю, что оно того стоит. 

К.: Мы два разных человека, но в то же время мы одно целое. Однако у нас разные мысли, мы по-разному относимся ко многим вещам. И мы не всегда идеально справляемся с разными ситуациями. Но я думаю, что самое важно во всем этом, это то, что мы абсолютно доверяем Богу и друг другу.

Л.: Когда мы давали друг другу обещания, мы знали, что несмотря ни на что, через что нам придется пройти, в сложные и хорошие времена, мы будем вместе. И я думаю, что об этом очень важно знать нашим детям. 

Через 6 років після усиновлення, коли життя ввійшло в своє русло, ви знову робите неординарний крок: залишаєте таку бажану для більшості українців Америку і переїжджаєте жити в Україну. Що призвело до такого рішення? Чому ви зважилися на життя в абсолютно новому контексті – культурному, ментальному, географічному, економічному?

Л.: Мы почувствовали, что Бог проговорил в наши сердца о переезде в Украину. Мы помолились и в этой молитве сказали Богу: «Если Ты действительно хочешь, чтобы мы переехали жить в Украину, и это желание от Тебя, тогда Ты Сам продашь наш дом. Мы никому не будем говорить об этом решении, мы не будем подключать риелторов, мы говорим об этом только Тебе». Таким образом продажа нашего дома будет для нас подтверждением от Бога. Спустя 30 минут мой муж помогал косить газон во дворе наших соседей. К нему подходит хозяйка и говорит: «Прошу прощения, но я случайно услышала разговор ваших детей о возможном переезде в Украину. Просто хотела сказать вам, если вы решите переезжать – ваш дом очень нравится моим родителям, и они хотят его купить». Это было настоящее чудо. И время от времени, когда нам бывает тяжело, мы  напоминаем себе эту историю. 

Коли вам буває важко, як ви даєте лад дітям, ситуаціям, непередбачуваним обставинам?

К.: Мне пришлось научиться не огорчаться, когда все идет не по плану. Это как пробитое колесо у машины, никто этого не планирует, но периодически это происходит. И вместо того, чтобы бить ногой по колесу и ругаться, ты можешь просто сказать: «Хорошо, возможно, это тест моего характера…» 


Л.: Одна из самых важных вещей в нашем браке это – молитва. Когда мы, проходя трудности вместе молились за их разрешение, мы чувствовали глубокое взаимопонимание и единство друг с другом. Когда же мы пренебрегали совместной молитвой, мы испытывали разделение друг с другом. 

К.: Это дает нам возможность быть светом. И если что-то идет не так, проявлять благодать друг ко другу, и снова пытаться делать это в следующий раз. 

А поки батьки пристосовуються до нових реалій, будують нові відносини, розвивають нові служіння, і продовжують шукати головну мету їхнього життя в Україні, діти отримують новий український досвід. Як їм живеться в Україні?

Скарлет: В Украине мне очень нравятся люди и их гостеприимство. Они могут просто пригласить тебя к себе в гости на чай, общаются с тобой, и ты чувствуешь себя абсолютно комфортно. 

Ханна: Здесь везде можно ходить пешком, ходить в магазин – один есть на нашей улице. Еще мне здесь нравится еда – очень вкусная! 

А ось Кевін (це його нове ім’я) – другий усиновлений в Україні син – мріє знову повернутися в Америку. От  тільки з якою метою?

Кевін:  Я мечтаю поехать в Америку, поработать там несколько лет и снова вернуться чтобы поделиться вестью Евангелия с людьми здесь в Украине.

Вражає, коли служіння людям стає пріоритетним для дітей, і їхні мрії, виходячи за межі прагматизму, сягають вищого виміру, втім, як і мрії їхніх батьків. Що ж, якщо поганий приклад має такий вплив на нас, то ще більше – хороший!